Как узнать помогает ли лечение?

Мониторинг эффективности лечения важен для врачей, так как позволяет оценить правильность назначения терапии и своевременно скорректировать ее. Но и пациентам важно знать, что принимаемые препараты оказывают нужное действие – это является хорошей мотивацией к продолжению лечения и регулярному приему нужных медикаментов.

Субъективное самочувствие пациента, например, снижение интенсивности болевых ощущений, не может считаться фактором оценки эффективности лечения. Улучшение общего состояния не означает восстановления плотности кости и не гарантирует отсутствия переломов в дальнейшем. Для точной оценки используют современные методы диагностики1 .

Оценка эффективности терапии

1.      Аксиальная DXA денситометрия.

Аксиальная или центральная DXA денситометрия назначается через 1-3 года после начала лечения. Желательно, чтобы обследование до терапии и после, проводилось на аппарате одного производителя – это повысит точность диагностики. Результат считается положительным, если плотность костной ткани не изменилась или увеличилась. В том случае, если показатели плотности уменьшились либо во время терапии произошел перелом – врачу нужно пересмотреть назначения и скорректировать схему лечения.

В настоящее время аксиальная DXA денситометрия считается наиболее точной методикой для наблюдения за результатами лечения2, также она является единственным стандартизированным методом выявления остеопороза и контроля над развитием болезни3. Международное общество клинической денситометрии рекомендует для оценки костной плотности Т-критерий в стандартных отклонениях4,5.

2.      Маркеры костного обмена.

В костной ткани происходят два разнонаправленных процесса, влияющих на ее восстановление – это костная резорбция и костеобразование. Оценить интенсивность этих процессов позволяют биохимические маркеры, с помощью которых можно проанализировать эффективность лечения и своевременно выявить пациентов с отсутствием ответа на терапию.

А) Маркеры костной резорбции – соединения, концентрация которых в крови повышается при разрушении костной ткани. Соответственно, после начала антирезорбтивной терапии их уровень должен снижаться, что свидетельствует о подавлении активности остеокластов и торможении процессов резорбции кости.

Б) Маркеры формирования кости – вещества, синтезируемые остеобластами, к ним относят: костный изофермент щелочной фосфатазы, остеокальцин и пропептиды проколлагена первого типа. После начала костноанаболической терапии их уровень начинает повышаться, что говорит о том, что активизировались процессы формирования новой костной ткани.

При приеме препаратов против остеопороза перорально показатели биохимических маркеров можно достоверно оценить уже через несколько недель. При этом, существенное увеличение плотности костной ткани на денситометрии будет заметно только через 12 месяцев. Для достоверной оценки эффективности лечения важно знать исходный уровень костных маркеров до начала приема препаратов, так как он зависит от целого ряда факторов и у конкретного пациента значение может отличаться от нормы.

Определение уровня маркеров костного обмена важно для того, чтобы пациент мог убедиться в эффективности назначенного лечения на ранних этапах. Кроме этого, биохимические маркеры позволяют врачу выявить пациентов с отсутствием положительного ответа на назначенное лечение и скорректировать для них схему терапии уже через 3-4 месяца6.

Своевременная оценка эффективности лечения является важным фактором профилактики переломов, так как согласно клиническим исследованиям у 15% пациентов назначенная терапия не дает результатов из-за индивидуальных факторов, например, не выявленных причин вторичного остеопороза7.

Назначенное врачом лечение продолжают, если на фоне приема препаратов не произошло ни одного нового перелома, увеличилась плотность костной ткани и изменился уровень костных маркеров до ожидаемого уровня. В этом случае риск остеопоротических переломов достоверно снижается. Но, если по этим критериям нет положительной динамики, врач должен изменить терапию и назначить дополнительную диагностику для поиска скрытых причин остеопороза8.

  1.       Клинические рекомендации по профилактике и ведению больных с остеопорозом.  Издание 2-ое, дополненное / под редакцией проф.  О.М. Лесняк; коллектив авторов Алексеева Л.И. [и др.]; Российская ассоциация по остеопорозу. — Ярославль: ИПК «Литера», — 2014. — 24 с.
  2. «Возможности костной рентгеновской денситометрии в клинической практике (методические рекомендации)», Скрипникова И.А, Щеплягина Н.А., Новиков В.Е., журнал «Остеопороз и остеопатии», №2-2010.
  3. Верткин А.Л., Наумов А.В., Шамуилова М.М. и др. «Международный опыт и российский менталитет в профилактике и лечении остеопороза» // Рус. мед. журн. – 2010; 18 (2): 55–9
  4. Silva B., Broy S., Boutroy S. et al. Fracture Risk Prediction by Non-BMD DXA Measures: the 2015 ISCD Official Positions Part 2: Trabecular Bone Score // J. Clin. Densitom. – 2015; 18 (3): 309–30.
  5. Schousboe J. ISCD in 2014: state of the society // J. Clin. Densitom. – 2014; 17 (3): 328–9.
  6. И. П. Ермакова, И. А. Пронченко, «Современные биохимические маркеры в диагностике остеопороза», Медицинский научно-практический журнал Остеопороз и остеопатии, № 1, 1998.
  7. Francis RM. Non-response to osteoporosis treatment. J. Br. Menopause Soc., 2004, 10(2): 76-80.
  8. Diez-Perez A, Olmos JM, Nogues X et al. Risk factors for prediction of inadequate response to antiresorptives. J. Bone. Miner. Res., 2012, 27: 817-824.

PP-TE-RU-0154 22.02.2019

Специалисты поблизости

Вам осталось только выбрать удобное вам время и место встречи с врачом!

найти специалиста