Перелом позвонков

Перелом позвонков - типичное проявление остеопороза. Значимость таких переломов определяется их высокой распространенностью и тяжестью последствий.

По различным данным частота переломов позвонков колеблется у мужчин от 7,2 до 12%, а у женщин – от 7 до 16%1,2. Подтверждено, что переломы позвонков являются частой причиной инвалидности, снижают качество жизни и повышают риск летального исхода у пациентов с остеопорозом3,4.

Своевременное выявление переломов позвонков крайне важно по причине того, что они относятся к факторам риска последующих переломов. Так, первый перелом тела позвонка увеличивает риск перелома других позвонков в 4,4 раза, шейки бедра - в 2,3 раза5. При этом, вероятность перелома других позвонков наиболее высока в течение первого года и составляет 19%6. Риск последующих переломов нарастает с ростом числа переломов: после перелома одного позвонка он повышается в 3,2 раза, двух - в 5,4 раз, трех и более - в 10,6 раз7. Это явление получило название каскада переломов8, оно развивается из-за нескольких причин, в частности нарушения подвижности после травмы, усиления нагрузки на другие позвонки, деформации позвоночного столба, приводящей к слабости мышц9.

Важность диагностики переломов позвоночника связана с тремя основными причинами:

  • позволяет поставить диагноз «остеопороз» и дать необходимые рекомендации по предупреждению последующих травм;
  • помогает выявить причину боли у пациентов с жалобами на болевой синдром в спине и подобрать нужное лечение;
  • дает возможность остановить каскад переломов и сохранить качество жизни больного.

На данный момент выявляется только треть от случившихся переломов позвонков10. Это связано с тем, что они часто протекают без симптомов и обнаруживаются только при проведении рентгенограммы позвоночника11. В итоге многие пациенты не получают необходимого лечения10.

Людям старше 50 лет важно знать основные проявления переломов позвоночника, чтобы своевременно обратиться к врачу и пройти диагностику.

Проявления остеопоротических переломов позвонков

1. Боль в спине.

Болевой синдром может начаться остро с интенсивной боли в момент перелома либо иметь постепенное начало с хроническим течением.
При остром болевом синдроме сила болевых ощущений постепенно снижается в течение первых трех месяцев, потом уменьшение боли продолжается, но уже не так явно. Хроническая боль в спине через полгода после перелома сохраняется у 36-46% пациентов12,13.

Отмечаются некоторые особенности боли при остеопоротических переломах по отношению к болям в спине, возникающим по другим причинам. Они чаще имеют острое начало, обычно связаны с физической нагрузкой, часто уменьшаются в положении лежа14. В любом случае, болевые ощущения могут проявляться у разных пациентов по-разному, поэтому определить причину болей в спине может только врач.

2. Уменьшение роста.

Считается, что остеопороз можно подозревать, если рост уменьшился на 6 см за жизнь или более, чем на 2 см в течение года15. По данным исследований, у пациенток с переломами позвоночника рост за 2 года снизился в среднем на 1,2 см, а у здоровых пациенток - всего на 0,29 см16. Другое исследование показало, что у 61,5% женщин с переломами позвонков высота роста снизилась более, чем на 1 см за год17. Ежегодное снижение роста более, чем на 0,5 см является фактором риска последующих переломов18.

Нужно учитывать, что рост человека меняется в течение суток. Во второй половине дня он может уменьшаться на 6 мм, а после отдыха повышаться на 5 мм19. Для точности данных измерения проводят в одно и тоже время.

В любом случае, если пациент замечает значительное снижение роста в течение года, ему показано проведение рентгенографии. Также обследование проводится тем пациентам, чей рост уменьшился более, чем на 6 см с возраста в 25 лет.

3. Нарушение осанки.

У пациентов с переломами позвонков заметно нарушение осанки и деформация позвоночника, чаще всего фиксируется увеличение грудного кифоза, образование горба20. Нужно учитывать, что искривление позвоночника возможно не только при переломах, но и при низкой минеральной плотности костной ткани21, 22.

4. Сокращение промежутка между ребрами и подвздошными костями.

Промежуток между ребрами и тазом уменьшается за счет укорочения поясничного отдела позвоночника, неизбежного при переломах.
В исследованиях сокращение этого расстояния до ширины двух пальцев наблюдалось у 65% женщин с переломами поясничных позвонков23.

5. Увеличение промежутка от стены до затылка.

Увеличение грудного кифоза приводит к тому, что при положении пациента стоя у стены затылок не соприкасается с ней. Если расстояние от стены до головы превышает 7 см, то вероятность перелома очень высока24. Этот симптом наблюдается у 70% женщин с переломами тел грудных позвонков23.

Диагностика переломов позвоночника

Основной метод диагностики - рентгенография позвоночника. Лечение остеопороза необходимо начать при выявлении даже одного перелома, независимо от показателей костной плотности25. При наличии у пациента онкологической опухоли показано назначение МРТ позвоночника с целью различения остеопоротического перелома и метастатического поражения позвонков26.

В связи с тем, что четких симптомов переломов позвонков нет, во всех подозрительных случаях назначается рентгенография, особенно, если жалобы на боли в спине и нарушения подвижности поступают от пациентов старше 55 лет. Дополнительными показаниями к проведению рентгенографии при отсутствии болевого синдрома является уменьшение роста и усиление грудного кифоза.

  1. Евстигнеева Л.П., Лесняк О.М., Пивень А.И. Эпидемиология остеопоротических переломов позвоночника по данным рентгеноморфо- метрического анализа среди популяционной выборки жителей г. Екатеринбурга 50 лет и старше. Остеопороз и остеопатии. 2001; 2: 2–6.
  2. Михайлов Е.Е., Беневоленская Л.И., Мылов Н.М. Распространенность переломов позвоночника в популяционной выборке лиц 50 лет и старше. Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н.Приорова. 1997; 3: 20–27.
  3. Bliuc D., Nguyen N.D., Milch V.E., Nguyen T.V., Eisman J.A., Center J.R.. Mortality risk associated with low-trauma osteoporotic fracture and subsequent fracture in men and women. JAMA. 2009 Feb 4;301(5):513–21.
  4. Papaioannou A., Kennedy C.C., Ioannidis G., Sawka A., Hopman W.M., Pickard L., Brown J.P., Josse R.G., Kaiser S., Anastassiades T., Goltzman D., Papadimitropoulos M., Tenenhouse A., Prior J.C., Olszynski W.P., Adachi J.D.; CaMos Study Group. The impact of incident fractures on health-related quality of life: 5 years of data from the Canadian Multicentre Osteoporosis Study. Osteoporos Int. 2009 May;20(5):703–14.
  5. Klotzbuecher C.M., Ross P.D., Landsman P.B. Patients with prior fractures have an increased risk of future fractures: A summary of the literature and statistical synthesis. J Bone Miner Res — 2000, 15:721–739.
  6. Lindsay R., Silverman S.L., Cooper C., Hanley D.A., Barton I., Broy S.B., Licata A., Benhamou L., Geusens P., Flowers K., Stracke H., Seeman E.. Risk of new vertebral fracture in the year following a fracture. JAMA. 2001 Jan 17;285(3):320–3.
  7. Black D.M., Arden N.K., Palermo L., Pearson J., Cummings S.R.. Prevalent vertebral deformities predict hip fractures and new vertebral deformities but not wrist fractures. Study of Osteoporotic Fractures Research Group. J Bone Miner Res. 1999 May;14(5):821–8.
  8. Briggs A.M., Greig A.M., Wark J.D. The vertebral fracture cascade in osteoporosis: a review of aetiopathogenesis. Osteoporos Int. 2007 May;18(5):575–84.
  9. Broy S.B. The Vertebral Fracture Cascade: Etiology and Clinical Implications. J Clin Densitom. 2016 Jan;19(1):29–34.
  10. Eliot-Gibson V., Bogoch E.R., Jamal S.A. et al. Practice patterns in the diagnosis and treatment of osteoporosis after a fragility fracture: a systematic review. Osteoporos Int. 2004 Oct;15(10):767–78.
  11. Cooper C., Atkinson E.J., O'Fallon W.M. et al. Incidence of clinically diagnosed vertebral fractures: a population-based study in Rochester. J Bone Miner Res. 1992;7(2):221–7.
  12. Klazen C.A., Verhaar H.J., Lohle P.N., Lampmann L.E., Juttmann J.R., Schoemaker M.C., van Everdingen K.J., Muller A.F., Mali W.P., de Vries J. Clinical course of pain in acute osteoporotic vertebral compression fractures. J Vasc Interv Radiol. 2010 Sep;21(9):1405–9.
  13. Venmans A., Lohle P.N., van Rooij W.J. Pain course in conservatively treated patients with back pain and a VCF on the spine radiograph (VERTOS III). Skeletal Radiol. 2014 Jan;43(1):13–8.
  14. Leidig-Bruckner G., Minne H.W., Schlaich C. et al. Clinical grading of spinal osteoporosis: quality of life components and spinal deformity in women with chronic low back pain and women with vertebral osteoporosis. J Bone Miner Res. 1997;12(4):663–75.
  15. Papa JA. Conservative management of a lumbar compression fracture in an osteoporotic patient: a case report. J Can Chiropr Assoc. 2012 Mar;56(1):29–39.
  16. Krege J.H., Siminoski K., Adachi J.D. et al. A simple method for determining the probability a new vertebral fracture is present in postmenopausal women with osteoporosis. Osteoporos Int. 2006;17 (3):379–86.
  17. Siminoski K, Jiang G, Adachi JD et al. Accuracy of height loss during prospective monitoring for detection of incident vertebral fractures. Osteoporos. Int. 2005;16 (4):403–10.
  18. Moayyeri A, Luben RN, Bingham SA, Welch AA, Wareham NJ, Khaw KT. Measured height loss predicts fractures in middle-aged and older men and women: the EPIC-Norfolk prospective population study. J Bone Miner Res. 2008 Mar;23 (3):425–32.
  19. Coles R.J., Clements D.G., Evans W.D. Measurement of height: practical considerations for the study of osteoporosis. Osteoporos. Int. 1994;4 (6):353–6.
  20. Miyakoshi N., Itoi E., Kobayashi M., Kodama H. Impact of postural deformities and spinal mo- bility on quality of life in postmenopausal osteoporosis. Osteoporos. Int. 2003;14 (12):1007–12.
  21. Pavlovic A., Nichols D.L., Sanborn C.F., Dimarco N.M.. Relationship of thoracic kyphosis and lumbar lordosis to bone mineral density in women. Osteoporos Int. 2013 Aug;24 (8):2269–73.
  22. Sinaki M. (1), Itoi E., Rogers J.W., Bergstralh E.J., Wahner H.W.. Correlation of back extensor strength with thoracic kyphosis and lumbar lordosis in estrogen-deficient women. Am J Phys Med Rehabil. 1996 Sep-Oct;75 (5):370–4.
  23. Abe K., Tamaki J., Kadowaki E., Sato Y., Morita A., Komatsu M., Takeuchi S., Kajita E., Iki M; Fukui Osteoporosis Cohort. Use of anthropometric indicators in screening for undiagnosed vertebral fractures: a cross-sectional analysis of the Fukui Osteoporosis Cohort (FOC) study. BMC Musculoskelet Disord. 2008 Nov 26;9:157.
  24. Green A.D., Colon-Emeric C.S., Bastian L. et al. Does this woman have osteoporosis? JAMA. 2004;292 (23):2890–900.
  25. Остеопороз / под ред. ЛеснякО. М. и БеневоленскойЛ. И. . - 2–е изд., перераб. и доп. - М.: ГЕОТАР-Медиа, 2009. - 272 с. (Серия «Клинические рекомендации»).
  26. Bierry G., Venkatasamy A., Kremer S., Dosch J.C., Dietemann J.L. Dual-energy CT in vertebral compression fractures: performance of visual and quantitative analysis for bone marrow edema demonstration with comparison to MRI. Skeletal Radiol. 2014;43 (4):485–92

PP-TE-RU-0164 22.02.2019

Специалисты поблизости

Вам осталось только выбрать удобное вам время и место встречи с врачом!

найти специалиста